АО “Казахстанский институт развития индустрии” От Стратегического Консалтинга до Отраслевых Решений

Научиться исполнять производительную «симфонию»

Опубликовано: 27 Июня, 2018г. 13:48 | 160

Мировая промышленная индустрия переходит Рубикон нового уклада, ключевые элементы которого – цифровая и «зеленая» экономики. В связи с этим темой сегодняшнего «Эксперт-совета» стали вопросы, касающиеся новых стимулирующих мер по технологическому перевооружению и росту конкурентоспособности предприятий обрабатывающей промышленности. О современной ситуации в данной сфере размышляют отечественные и зарубежные эксперты и практики.

Ведущий «Эксперт-совета»:

– Сейчас в развитых странах активно внедряют в производственную практику принципы и технологии «умных фабрик», Индустрии 4.0, сети связи пятого поколения, инжиниринговых и прочих услуг, основанных на цифровых решениях. В рамках подобных технологоемких производств меняется сама философия обработки и выпуска товаров, происходит максимальное сжатие рабочего времени и затрат на единицу продукции.

При этом речь идет о непрерывном, перманентном производительном процессе, основными участниками которого выступают машины, управляемые искусственным интеллектом. И если идея «умных фабрик и заводов» исходит из Европы, где стоимость одного работника столь же высока, как и вероятность неполной загрузки мощностей в условиях цикличных спадов и подъемов экономики, то какие факторы приводят в движение мельницу производительности казахстанского реального сектора?

Канат Баитов, заместитель председателя Комитета индустриального развития и промышленной безопасности Министерства по инвестициям и развитию РК:

– Казахстан присоединился к общему технологическому тренду Индустрии 4.0, в стране задан старт масштабным процессам цифровизации и автоматизации сферы госуслуг, реальных секторов и экономики в целом. Глобальные техногенные процессы усиливают конкуренцию на рынке. Все это создает не только новые экономические возможности, но и влечет за собой определенные вызовы для отечественных секторов промышленности.

В этих условиях компании встают перед необходимостью кардинального пересмотра принципов построения и управления бизнес-процессами, а государство заботится о дополнительных стимулах роста производительности труда, важными факторами которой являются технологические аспекты развития. На сегодня в мире в среднем на 10 тысяч рабочих приходится около 70 промышленных роботов. В странах, лидирующих по уровню цифровизации, этот показатель значительно превышает 100 единиц.

Аналогичная ситуация складывается и по доле парка оборудования с цифровым программным управлением. С учетом данной тенденции в Казахстане во главу угла экономической политики ставятся приоритеты роста несырьевого сектора как преамбулы устойчивости экономики в долгосрочной перспективе.

В рамках программы индустриализации в стране реализовано свыше 1 тысячи проектов. Только за последние годы введено в строй более 370 новых производств, оснащенных современными технологиями. При этом производительность труда в обрабатывающей промышленности выросла на 3,4%, составив в расчете на одного человека порядка 10,2 миллиона тенге.

Положительная динамика рос­та производительности наблюдается в таких секторах, как неф­тегазовое машиностроение, автопром и черная металлургия. За последние 3 года вклад обрабатывающего сектора в экономику увеличился с 10,1 до 11,2%. В предстоящие 5 лет производительность труда в этом секторе должна вырасти в 1,5 раза.

По итогам 2016 года Казахстан по показателю производительности труда достиг уровня Чехии, Венгрии и Словакии. Тем не менее республика в этом плане значительно отстает от большинства стран ОЭСР. На сегодня разрыв между Казахстаном и государствами ОЭСР по среднему значению производительности труда составляет 66%. К 2025 году планируется сократить этот разрыв до 32%.

В текущем году запускается пилотный проект по оцифровке ряда предприятий машиностроения, пищевой промышленности, горнодобывающих и других секторов, которые станут показательными площадками, демонстрирующими потенциальные возможности цифровых технологий в сфере оптимизации производственных процессов. С учетом приоритетов Индустрии 4.0 мы планируем переориентировать некоторые компоненты действующей системы господдержки на точечные меры стимулирования цифровизации промышленности.

Ведущий:

– Известный российский ученый и эксперт в области эффективности производственных процессов Сергей Смирнов считает, что максимальное благосостояние общества – результат достижения наивысшей производительности труда на рабочих местах, когда каждый рабочий и каждая машина дают максимальный объем продукта. То есть огонь благополучия в очаге цивилизации поддерживается именно удачным сочетание двух факторов – человека и машины. Чем совершеннее орудие труда и чем лучше человек оперирует его возможностями, тем больше прока в работе. Это мы знаем еще с советских времен. Но какова действующая система стимулирования производительности труда в Казахстане и в чем ее недостатки?

Болат Жансугуров, заместитель председателя правления АО «Казахстанский институт развития индустрии»:

– В мире есть немало примеров, когда технологический трансферт из развитых стран в развивающие­ся экономики сопровождался бурным ростом последних. В свое время технологическая помощь индустриально развитых экономик позволила Японии и другим странам Юго-Восточной Азии, а спустя годы и Китаю быстро встроиться в глобальную цепочку трансферта и генерации новых технологий. Но сегодня многое в этом плане изменилось.

Технологии стали куда более сложными и дорогостоящими. К тому же внедрение цифровых систем на промышленных предприятиях требует соответствующего уровня компетенций трудовых сил. При этом не столько сами ноу-хау, а их эффективное применение на практике дает положительный эффект в виде роста производительности. Поэтому важно обеспечить баланс между внедряемыми новинками и профессиональными кадрами, способными управлять современными цифровыми системами на пользу общего дела.

Одной из причин низкой производительности труда на наших предприятиях остается проблема их недостаточно высокой технологической оснащенности. В прошлом году совместно с Институтом изучения систем и инноваций Общества Фраунгофера мы провели диагностику казахстанских предприятий обрабатывающей промышленности по внедрению элементов Индустрии 4.0. Всего нами было обследовано 44 производства, действующих в таких отраслях промышленности, как металлургия, металлообработка, машиностроение и других. Они сосредоточены в Астане, Караганде, Темиртау, Алматы, Шымкенте и Усть-Каменогорске.

При этом установлено, что по уровню технологического развития среди них наблюдается большой разброс – от типично советских предприятий с энергоемкими и малоэффективными мощностями до современных, инновационных компаний с новейшими цифровыми технологическими линиями производства. Это говорит о том, что казахстанский обрабатывающий сектор уже находится на стадии технологической трансформации. И наша задача состоит в том, чтобы ускорить этот процесс.

Государство через свои институты развития прилагает немало усилий для стимулирования и привлечения инвестиций в сферу модернизации и создания новых производств. В данном процессе активное участие принимает и Казахстанский институт развития индустрии, предоставляющий компаниям свой пакет стимулов для роста производительности.

Одним из действующих инструментов стимулирования является практика возмещения затрат на совершенствование технологических процессов, в частности, на технологический и энергетический аудит, разработку промышленного дизайна новых продуктов, обеспечение сопровож­дения управления производственными процессами, монтаж и пусконаладочные работы.

Практически каждая вторая заявка предприятий на эти цели получила возмещение. В 2017 году по сравнению с предыдущим периодом эти объемы выросли вдвое. Наибольший уровень возмещения затрат наблюдается по таким направлениям, как пусконаладочные работы и энергоаудит. Это говорит о том, что процедура возмещения затрат становится проще.

Ведущий:

– То есть на этом пути так же, как и в рамках других программ, все меньше временных пауз и проволочек. Сколько предприятий на сегодня получили такую поддержку?

Болат Жансугуров:

– В программном пакете стимулирования есть важный механизм – возмещение затрат предприятий на повышение эффективности организации производства. Сюда входят меры по внедрению энергоэффективных и «зеленых» технологий, стандартов управления проектами сертификации продукции и элементов бережливого производства. Этот инструмент предусматривает возмещение затрат на разработку и внедрение автоматизированных систем управления.

На сегодня 5 предприятий получили стимулирование в рамках данного механизма на общую сумму порядка 18,8 миллиона тенге. Предоставлена также поддержка и трем другим компаниям на сумму 146,5 миллиона тенге.

Ведущий:

– И все же, какие меры в целом могли бы способствовать ускорению процессов цифровизации и роста технологической емкости отечественной промышленности?

Болат Жансугуров:

– В текущем году Казахстанским институтом развития индустрии совместно с институтом Фраунгофера, бизнес-центром Швеции и компанией «Нокиа» начата реализация проекта по созданию модельных фабрик на базе действующих казахстанских предприятий обрабатывающей промышленности. На сегодня в цехах семи отобранных предприятий проводится технологическая диагностика для разработки «дорожных карт» по внедрению цифровых технологий. Эти и другие меры должны придать импульс активности процессам цифровой трансформации в обрабатывающей отрасли.

Безусловно, мы отдаем отчет в том, что востребованность существующих на сегодня инструментов стимулирования производительности труда со стороны бизнеса во многом зависит от пропаганды, маркетинга и прочих действий, рассчитанных на широкий охват зоны промышленного производства. При этом нельзя полагать, что только брось «блесну», как тут же выстроится большая очередь из желающих претендентов на стимулирование.

Производственник при всем понимании сути происходящих процессов и необходимости технологического роста не всегда спешит с началом комплексной модернизации производства. В этом смысле у нас немало консерваторов. А в первых рядах модернизации, как правило, идут представители бизнеса, способные мыслить более высокими категориями, и которые стремятся создать условия для роста производительности труда и конкурентоспособности выпускаемой продукции.

По сути, это характерная особенность всех процессов развития. В мировой индустриальной практике нет примеров одномоментного перевода промышленности той или иной страны на новую технологическую основу. Все протекало не просто и не так быстро, как это кажется со стороны…

Ведущий:

– А что думают по этому поводу сами предприниматели, которые уже прошли определенный путь технологической эволюции и стали, очевидно, по-другому смотреть на вещи и оценивать ситуацию в сфере роста конкурентоспособности?

Марат Баккулов, председатель правления ОЮЛ «Союз обрабатывающей промышленности РК», руководитель Алматинского завода вентиляционного оборудования:

– У меня есть такой проверенный жизнью тезис о том, что проблемы любого предприятия в 98 случаях исходят от самого руководителя, в остальном – от жены и от погоды. На стартовом этапе в 2008 году, как и всякий бизнес, начинающий свою деятельность с нуля и почти на голом энтузиазме, наше предприятие представляло собой примитивное и трудоемкое производство. В тот период мы производили продукцию не более чем на 3 миллиона тенге.

Работали в три смены и все равно не укладывались в сроки исполнения заказов. А что касается качества работы, то по нынешним нашим меркам мы отправили бы в брак до 90% тех изделий, которые производили ранее. Вот что такое разница между старой и новой организацией производства.

В 2010 году нам удалось стать участниками программы Европейского банка реконструкции и развития по внедрению новых технологий на предприятиях. Мы получили грант на 40 тысяч евро. Через два года построили новый заводской корпус, где были развернуты современные технологические линии производства. Сейчас на нашем предприятии работают 46 специалистов, раньше их было более 150 человек, то есть оптимизация производства коснулась и трудовых кадров.

У нас нет руководителей среднего звена, начальников цехов, бригадиров, есть лишь старший мастер, должность которого – выборная. По сути, все наши работники – это ребята из аула, которые за 5 лет стали настоящими профессионалами своего дела и выполняют уже заказы для таких мировых брендов, как LG, а также для британских компаний.

По итогам 2016 года мы произвели продукции на 1,7 миллиарда тенге. При этом производительность труда в расчете на одного работника составила порядка 35 миллионов тенге. Но сегодня из-за малой емкости рынка предприятие столкнулось с проблемой перепроизводства. Мы уже не успеваем распродавать всю продукцию внутри страны и потому стремимся расширить рынок сбыта. Немалые перспективы в данном плане связаны с российским рынком.

Руководитель, какой бы они ни был креативный и грамотный, не сможет изменить сложившуюся систему, опираясь лишь на книжные знания, ему обязательно понадобится профессиональный консультант. Следует также знать, что когда любое производство ставит во главу угла приоритеты качества, то это сразу же отражается на количестве выпущенной продукции, снижаются ее объемы и в целом – производительность труда.

Но, с другой стороны, если вы производите огромную массу плохой продукции, то рано или поздно упретесь в «пятый угол» кризиса из-за отсутствия спроса на ваши изделия. Поэтому тезис о том, что лучше меньше, да лучше, здесь по-прежнему актуален.

Владимир Затолокин, президент ОФ «Казахстанский институт управления проектами»:

– Деловой мир развитых стран руководствуется принципом, который гласит, что если ваш бизнес не делает продукцию на 80 тысяч долларов в расчете на каждого работника, то начинать такое дело не стоит. Потому что как только вы начнете считать заработную плату, то она, как правило, составит 20% от общих расходов.

Поэтому, планируя какое-либо предприятие, предприниматель с самого начала должен отдавать отчет в том, что без высоких темпов роста производительности труда резона в его деятельности не будет.

Ведущий:

– Наряду с техническими факторами для казахстанской прак­тики особо актуальны вопросы повышения компетенции кадров. Как будут решаться они в рамках новых мер стимулирования процессов технологической трансформации отечественной промышленности?

Болат Жансугуров:

– В прошлом году нашим институтом проведен анализ факторов увеличения экспорта обрабатывающей промышлености, где целый раздел посвящен качеству подготовки кадров в условиях текущей модернизации. Примечательно, что в каждом третьем предприятии, участвовавшем в нашем исследовании, отметили острый дефицит кадров.

В Казахстане по-прежнему мало колледжей и вузов, ориентированных на реалии и потребности современного рынка. Этот факт говорит о том, что у нас существуют системные проблемы с подготовкой кадров для Индустрии 4.0 и промышленности в целом. И эти вопросы, безусловно, нужно решать совместными усилиями.

Ведущий:

– Сегодня в рамках институциональных реформ в системе высшего и среднего образования Казахстана тоже происходят системные трансформации. И, как мы видим, отечественные технические вузы и колледжи еще не успели переориентироваться на потребности не только Индустрии 4.0, но и программы индустриализации в целом. А как обстоят дела с подготовкой и переквалификацией кадров для промышленности в европейских странах?

Сослан Саламов, сооснователь и руководитель группы компаний Brit (Лондон).

– В деловой практике европейских стран давно бытует такое понятие, как устаревание производственных компетенций, когда все, что ты делал раньше, становится неактуальным в силу технологических изменений, происходящих на предприятиях. Сегодня в Европе все идет к неформальному принципу обучения внутри самого предприятия, то есть задействованию внутрипроизводственных процессов для профессионального роста трудового коллектива.

Если раньше западные компании в условиях периодически динамичных процессов обновления и усовершенствования производственных процессов предпочитали отправлять своих работников для переобучения в какие-то институты и центры повышения квалификации, то сейчас они стараются все делать на месте.

Нужно отметить, что в условиях текущих технологических изменений профессиональная подготовка кадров – это непрерывный процесс, который должен иметь место на любом предприятии. И он должен быть абсолютно точно интегрирован в общую стратегию развития компании или отрасли. Например, уже сегодня в Великобритании порядка 35% свободных вакансий в обрабатывающей промышленности являются трудными для заполнения по трем основным причинам – из-за отсутствия у претендентов на рабочие места соответствующей квалификации, профессиональных навыков и попросту нежелания людей работать в этой отрасли. Молодежь на Западе все меньше связывает свои перспективы с реальным производством.

Ведущий:

– Чем это продиктовано: экономией средств, неэффективностью центров обучения или же другими соображениями?

Сослан Саламов:

– По сути, компании руководствуются многими вещами, это и вопросы экономической эффективности, и преемственности кадров, и конфиденциальности, когда снижается риск утечки важной корпоративной информации. Но главная суть в том, что у каждого предприятия есть свои специфические требования к персоналу, чего в центрах переподготовки кадров, естественно, учитывать не могут. При этом задача тех служб на предприятиях, которые занимаются подготовкой кадров, состоит именно в том, чтобы создать максимально универсальную систему обучения и переобучения кадров на местах.

Конечно же, никто не отменял существующую практику подготовки специалистов в рамках центров и институтов повышения квалификации, но на предприятиях должны быть и свои аналогичные сферы обучения, где практиканты могли бы на­учиться применять полученные знания уже на конкретных производственных участках. И подобно тому, как синергия молота и наковальни создает многообразие форм движения, так и единство двух начал – теории и практики - формирует тот задел компетенций, который необходим для непрерывного профессионального роста коллектива и производительности труда.

Что касается казахстанской профессиональной практики, то здесь, как мы видим, на волне индустриализации и цифровизации экономики процессы модернизации и технологического обновления предприятий происходят достаточно динамично. В связи с этим важной задачей системы профессионального образования республики должна быть столь же быстрая переориентация своих программ на ключевые тренды экономики.

Предполагается, что в мировой практике уже в недалекой перспективе, примерно через 10 лет, порядка 70% нынешних профессиональных компетенций перестанут быть актуальными. На их смену придут новые знания и профессии. К 2030 году, как прогнозируют специалисты, в масштабе мира дефицит специалистов для новых секторов промышленности превысит 85 миллионов человек, в связи с чем экономика может недобирать ежегодно до 8,5 триллиона долларов прибыли.

Современной молодежи сложно угадать направления глобальных трендов и определиться с выбором профессии. Поэтому в вопросах профориентации юношества нужен очень взвешенный и системный подход со стороны государства, сферы образования и бизнеса.

Сергей Смирнов, генеральный директор Национального центра производительности РФ:

– Как говорил в свое время основатель теории менеджмента американский ученый Эдвард Деминг: «Развиваться – не обязательно, выживание – дело добровольное». В самом деле, только когда мы осознаем, что из-за низкой эффективности производства теряем огромные деньги, вопросы производительности труда становятся для нас принципиальными. При этом необходимо помнить, что конкурентоспособность любого производства – это совокупность профессиональных компетенций на различных уровнях управления.

То есть главным звеном в сфере производительности труда выступает сам человек, который разрабатывает конструкции и технологии, определяет систему управления этими элементами, настраивает оборудование на выполнение той или иной функции. Оснастить предприятие новейшим оборудованием, станками и другими техническими средствами – полдела. Важно научить коллектив играть на всем этом великолепную производительную «симфонию».

И если на бурной волне высокой производительности труда западные компании остаются лидерами индустриально-инновационного мейнстрима, то это значит, что там любой руководитель компании заботится прежде всего о тех, кто является главным активным звеном всей производственной цепочки – специалистах.

Никакое оборудование не способно работать само по себе, без людей, управляющих им. Поэтому как для самого работодателя, так и для технических вузов и колледжей принципиальными должны быть не столько вопросы количества, сколько качества выбора и подготовки кадров.

Ведущий:

– Но в погоне за общим потоком абитуриентов вузы, как правило, меньше всего задумываются над тем, кого и каких специалистов они собираются готовить, в том числе для Индустрии 4.0. Ведь если бы это было приоритетом, возведенным во главу угла, то предприятия промышленности при том масштабе безработицы в нашей стране, наверное, менее страдали бы от проблемы дефицита свежих кадров?

Сергей Смирнов:

– Не исключено, что так. По­этому я и процитировал Деминга. Наши образовательные цент­ры должны в своих программах формировать навыки бережливой экономики и производства. И предприниматель, который имеет эти знания, будет строить бизнес совершенно по-другому с самого начала, а не после, когда наберется опыта. Все это в целом, несомненно, отразится на качестве выпускаемой продукции и благосостоянии общества, которое потребляет эти продукты.

Источник: kazpravda.kz

Хотите всегда быть в курсе событий индустриализации в стране и мире?
Подписывайтесь на наш канал в Telegram